Главная » Статьи » Мои статьи

Шведская модель охотничьего хозяйства


Шведская модель охотничьего хозяйства

  Словосочетание «шведская модель» у большинства жителей нашей страны ассоциируется, наверное, с так называемой шведской моделью социализма, которую в советские времена, а иногда и в наше время, часто упоминали и упоминают в качестве положительного примера модели социально-экономического развития государства. Однако в отношении охоты шведская модель охотничьего хозяйства не менее интересна и привлекательна благодаря своим высоким достижениям как в обеспечении обилия охотничьих животных, так и организации управления охотой в стране и уровня доступности к ней населения. Об успехах Швеции в области охотничьего хозяйства мне было известно и ранее из различных источников информации, а в августе 2007 года, во время участия в работе XXVII Конгресса международного союза биологов-охотоведов в шведском городе Упсала, мне представилась возможность познакомиться с этой моделью организации охотничьего дела поближе.

   Численность населения Швеции практически равна численности населения Беларуси — чуть более 9 млн. чел., площадь — примерно в 2,2 раза больше, при этом северная часть страны, особенно тундры и лесотундры, мало заселена. Охотников — 290 тыс., или 3,2% численности населения. Это означает, что почти каждый 30-й житель страны является охотником. Процент очень высокий, хотя в мире есть небольшое количество стран, где он еще выше, например, США — 4,3%, Норвегия — 4, 75%, Канада — около 5%, Финляндия — 5,8%, Кипр — 6,4%, а в 12 из 50 штатов США процент охотников достигает 10% и более. Для сравнения: в Беларуси за 2006 год уплатили государственную пошлину на право охоты (а значит, занимались охотой) только 43 тыс. чел., что составляет около 0,47% населения страны, или почти в 6 раз меньше, чем в Швеции. В охотничьем сезоне 2002-2003 года охотниками Швеции было добыто 102 854 лося, 164 000 косуль, 12 600 ланей, 23 200 глухарей, 27 000 тетеревов, 26 000 фазанов, 71 000 зайцев-русаков и 30 000 зайцев-беляков, 24 900 барсуков и множество других видов дичи.
    Дикий кабан был реинтродуцирован в страну только в 1990 году, а в сезоне 2002-2003 года уже было добыто 10 700 особей. Рост популяций копытных сдерживается искусственно с целью недопущения крупных потрав лесов и сельхозкультур. Максимальное количество лосей — 175 000 (!) — было добыто в 1982 году, максимальное количество косуль — 350 000 (!) — в 1992 году. Регулируемыми (нормированными, по нашим Правилам охоты) видами дичи со стороны государства являются только лось и благородный олень. Отстрел остальной дичи регулируется самими владельцами или пользователями охотничьих угодий. Более свежих сведений, к сожалению, у меня нет по той простой причине, что предоставленная для участников Конгресса, доступная для прочтения, информация на английском языке была подготовлена в виде красочного буклета, выпущенного в 2005 году к 175-летию Шведской ассоциации управления охотой и дичью, или, как ее еще называют, Шведской охотничьей ассоциации. Именно благодаря ее деятельности охотничье хозяйство Швеции достигло высоких результатов.
    Как и в других странах, в Швеции есть государственные органы, ответственные за вопросы, касающиеся охоты и использования диких животных. Парламент принимает законы, регулирующие охоту. Шведское агентство охраны окружающей среды Министерства сельского хозяйства осуществляет общий надзор за развитием охоты и охотничьего хозяйства в стране, при местных органах власти созданы комитеты по вопросам дичи. Однако практическое управление охотой и охотничьим хозяйством возложено на Шведскую охотничью ассоциацию. В 1938 году, когда было принято новое законодательство об охоте, парламент страны наделил Шведскую охотничью ассоциацию публичной миссией — вести и развивать охотничье хозяйство и обеспечить сохранность дичи в стране. Это оказалось возможным после более чем столетней упорной работы шведских охотников по сохранению и увеличению количества дичи и укреплению авторитета ассоциации. Результатом стали эффективное управление охотой и высокие стандарты рационального использования дичи с минимальными затратами со стороны государства. Охота ведется с соблюдением высоких этических норм, положительно оценивается широкой общественностью и по существу является общенациональным движением.
    Одним из побудительных мотивов создания ассоциации в 1830 году была обеспокоенность сознательной части охотников, в основном, из высших слоев общества, тем, что многие виды дичи были близки к исчезновению. Такая ситуация возникла после того как король Густав III, в попытке получить общественную поддержку, отменил охотничьи привилегии крупных землевладельцев и охота стала практически бесконтрольной. Общее количество копытных, отстрелянных в то время в стране, едва приближалось к 1 тыс. особей. Не напоминает ли вам эта ситуация нашу недавнюю историю, когда ленинский декрет «Об охоте» привел практически к бесконтрольной охоте, в результате чего в довоенное время, по свидетельствам охотников тех времен, встреча со следом любого копытного зверя была большим событием?
    В одном из первых памфлетов по правильному ведению охотничьего хозяйства, выпущенных ассоциацией в 1900 году, был провозглашен лозунг: «Каждый охотник должен превратить себя в охотоведа (менеджера дичи)». Для укрепления престижа и подчеркивания важности деятельности организации в 1900 году ее возглавил принц Густав. После того как в 1907 году он стал королем Швеции Густавом V, организацию возглавил его сын принц Вильгельм, а король стал высочайшим покровителем ассоциации. С тех пор короли Швеции по традиции являются высочайшими покровителями охотничьей ассоциации. Нынешний король Карл XVI Густав является страстным охотником, его сын Густав Адольф и принцесса Маделина сдали охотничий экзамен и также стали членами ассоциации. Любимыми видами охоты короля являются ходовая охота на лося с собаками, а также селекционная охота с подхода. По его мнению, охота имеет важный социальный аспект, особенно большие коллективные охоты.
    Однако, несмотря на королевское покровительство, к своему столетию в 1930 году ассоциация насчитывала только 9 800 членов, объединенных в 30 местных организаций.
После принятия нового охотничьего законодательства в 1938 году и наделения ассоциации правами развивать и регулировать охоту и охотничье хозяйство, все быстро изменилось. Для того чтобы финансировать эту миссию, для охотников был введен ежегодный специальный платеж за охотничью лицензию на управление ресурсами дичи, который поступает в специальный государственный фонд охотничьего хозяйства. Каждый охотник обязан заплатить государству 200 крон (около 28 долл.), что в сумме ежегодно составляет около 8 млн. долл. Пошлина уплачивается на почте. Большая часть средств фонда направляется Шведской ассоциации охотников для организации управления охотой и ресурсами дичи, по 20 крон (около 2,8 долл.) от каждого охотника из этих средств направляется на развитие науки, связанной с охотой и дичью, часть средств — на финансирование природоохранных организаций.
    После введения единого платежа уже в 1940 году 155 тыс. охотников были его плательщиками. Это позволило ассоциации нанять на работу 19 консультационных офицеров. Многие из них были избраны лидерами местных организаций ассоциации.
Хотя платеж является обязательным для всех охотников, членство в ассоциации добровольное. В настоящее время из приблизительно 290 тыс. охотников Швеции членами ассоциации являются только 195 тыс. (65%). В стране имеются и другие организации охотников, например, Национальная ассоциация охотников, издающая свой журнал «Охота и охотники», но она не имеет специальных полномочий со стороны государства.
 Несмотря на смену законодательства в 1938 году, параграф 1 Устава Шведской охотничьей ассоциации сохранился в неизменном виде: «Назначением охотничьей ассоциации является поддержание репутации охотничьей профессии, продвижение хорошей охотничьей практики, сбор таких знаний и фактов, которые помогут развитию зоологической науки, и распространение среди общественности такой информации, которая тем или иным образом может способствовать развитию охоты и быть полезной и приятной для ее участников».
Ассоциация разделена на 9 региональных отделений. Они, в свою очередь, объединяют 24 окружных общества по ведению охотничьего хозяйства, разделенных на 377 местных отделений по всей стране, которые организуют охотников и руководят работой в своих участках по управлению ресурсами дичи. Ассоциация содержит на платной постоянной основе около 100 экспертов в вопросах охоты и управления ресурсами дичи.
Ассоциация проводит обучение охотников, прием обязательного охотничьего экзамена, организует страхование охотников, выпускает журнал «Svensk jakt» (около 176 тыс. экз. ежемесячно) и журнал для молодежи «Akila». Большинство местных отделений ассоциации имеет дополнительно свои печатные издания. У ассоциации свой образовательный центр, где ежегодно проходят обучение около 20 000 чел. Ежегодный членский взнос составляет 300 крон (около 42 долл.), который включает в себя страхование от несчастных случаев на охоте.
   Мне кажется, что многим о писанная система покажется разумной и привлекательной. Однако не спешите примерять эту систему на реалии нашей страны и существующие у нас общества охотников, в первую очередь государственно-общественное объединение «БООР», которое, при определенных обстоятельствах, конечно, могло бы выполнять такую же роль в нашей стране. Существенная особенность шведской модели управления охотничьим хозяйством через Шведскую охотничью ассоциацию заключается в том, что ассоциация не является непосредственным владельцем или арендатором охотничьих угодий и начальником для охотников.
    Несмотря на «рыночный социализм», в Швеции существует незыблемое право частной собственности на землю, и, так же как и в большинстве европейских стран, охотничьи права (право пользования дичью в виде охоты) принадлежат владельцам земли. Государство и крупные частные компании являются собственниками около половины территории страны, но, в основном, в центральной и северной частях. Владельцы могут сами реализовывать право охоты на своей земле, или охотники могут арендовать право охоты у частных владельцев земли или государства, индивидуально или в составе охотничьих клубов, в зависимости от площади участка. На юге страны, где площадь землевладений небольшая, участки угодий должны объединиться для того, чтобы организовать более крупный участок, на территории которого осуществляется управление популяциями дичи. Таким образом, угодьями владеют и управляют сами охотники и клубы, а местные отделения ассоциации осуществляют свои функции через информирование и консультирование охотников и охотничьих клубов о принципах и механизме эффективного ведения охотничьего хозяйства, а также осуществляют контроль за состоянием популяций дичи в регионе и вырабатывают правила по регулированию охоты, установлению квот и структуры отстрела на регулируемые виды (лося и благородного оленя). Независимо от членства охотников в ассоциации местное отделение ассоциации осуществляет от имени государства управление использованием ресурсов дичи на территории своего региона. Для членов ассоциации местные отделения являются общественным форумом, на нем они сообща решают вопросы управления охотничьим хозяйством, которые сами же потом и выполняют. По существу, ассоциация содержит (частично — за счет госпошлины, частично — за счет взносов), говоря по-нашему, инструкторов-охотоведов, которые могут консультировать, регулировать, но не имеют права вмешиваться в хозяйственную деятельность владельцев и арендаторов охотничьих угодий. И, конечно, они не имеют никакого отношения к организации самой охоты, назначению и проведению охотхозяйственных мероприятий, как и к распределению и реализации каких-либо путевок, лицензий на право охоты. Охотники сами отвечают за состояние дел в своих угодьях и полностью распоряжаются охотой в своих участках. Учитывая приведенный выше процент охотников в стране, можно сделать вывод, что частная собственность на землю никак не является помехой в занятии охотой большинству охотников.
    Охотники играют важнейшую роль в управлении ресурсами дичи. В Швеции не проводят учетов дичи по следам, а оценка состояния и численности популяций осуществляется специалистами на основании данных, представляемых охотниками по результатам охоты и наблюдениям в угодьях. Являясь хозяевами, охотники заинтересованы в знании реального положения дел в угодьях и поэтому стремятся к представлению достоверной информации. В свою очередь, шведские охотоведы не стремятся к поголовному учету дичи, поскольку резонно полагают, что точно посчитать диких животных все равно невозможно. Так, общая численность лосей в Швеции оценивается в пределах 250-300 тыс. особей. Как видите, допуск ошибки оценки в 50 тыс. особей в три раза превышает общую численность лосей в Беларуси, и никто особо не тревожится то этому поводу. Это возможно потому, что шведские охотоведы выработали эффективные методы правления популяциями, в первую очередь лося, о которых также хочется сказать несколько слов.
    Еще в 1950-х годах прошлого столетия в Швеции велись дискуссии, правильно ли отстреливать самку лося, имеющую лосят, что было вполне обычной практикой. Дальнейшие исследования показали, что шансов выжить у таких лосят, оставшихся без матери, практически нет.


    Для изучения влияния на популяции лося усиленного отстрела сеголетков был поставлен эксперимент. На двух, одинаковых по площади и лесорастительным условиям, участках обитали однородные по составу стада лосей по 9 голов в каждом, обладающие равными продуктивными свойствами. По условиям проводимого в течение 5 лет эксперимента оба зимних стада (на период после окончания охоты) не должны были превышать 7 голов в каждом, но в одном стаде (№ 1) добывались животные только старше 1 года, а в другом (№ 2) — вели необычную охоту с отстрелом только лосят. Цель эксперимента заключалась в выявлении продуктивных свойств популяции при охоте, щадящей взрослых животных. За пятилетний период на участке № 1 было добыто 17 лосей, на участке № 2 — 24. На шестой год структура стад к сезону размножения (при одинаковой численности) была такова, что на первом участке ожидалось рождение 3 лосят, на втором — 6. Был сделан вывод, что давление промысла на лосят положительно влияет на продуктивность лося.
    В результате изменения стратегии промысла добыча лося в Швеции с 1966 года по 1982 год увеличилась более чем в пять (!) раз — с 30 до 174 тыс. особей (в основном, за счет усиленного отстрела сеголетков). Численность зимующего стада выросла к 1982 году до 350 тыс. особей, и стало заметным истощение зимней кормовой базы. Поэтому были увеличены норма добычи и доля самок в ней.
    В Беларуси, по итогам 2006 года, насчитывался 16 151 (!) лось, отстрел составил 744 особи. А согласно материалам охотоустройства считается, что численность лосей уже достигла 73,8% оптимальной численности. Если принять во внимание, что по природным условиям центральная Швеция очень близка Беларуси (на юге Швеции теплее, но там растут широколиственные леса и практически нет лосей, на севере — тундра и лесотундра), и экстраполировать шведские успехи на территорию Беларуси по площади лесных угодий (в Швеции лесов больше в 4,4 раза, основная порода — сосна), то в результате несложных подсчетов можно увидеть, каким может быть потенциал и как далеко нам до его реализации.





- Какие опасности представляет собой самолечение?
- Домашний декупаж
- Китайская медицина про печень
- Уход за кожей в домашних условиях
- Как стирать нижнее белье?
- Пирометры. Их виды.
- Отдых во Вьетнаме. Достопремечательности.
- Дюралевые (алюминиевые) окна и рамы
- Поместья в Средневековье
- Заказ жиросжигателей в интернет-магазине
Категория: Мои статьи | Добавил: Выгдин (09.04.2013)
Просмотров: 1751 | Теги: беларусь, дичь, охотники, охота, швеция | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: